Причины падения рубля

2014 год начинался неплохо: ВВП России с 3.4% сократился до 1.5%, но цены на нефть превышали 100 долларов за баррель. На Майдане Незалежности стоял палаточный прозападный гул, и никто не мог предсказать, в какой политический кризис — а следом и экономический — перерастет народное восстание.

Доллар в январе стоил 33 рубля; после присоединения Крыма и введения санкций он укрепился до 36 рублей, но вскоре начал плавно снижаться. Официальные лица уверенно заявляли, что санкции нам не страшны, что капитала в России достаточно и что американские компании не откажутся от разработки арктических месторождений. Акции российских компаний заметно снижались, иностранные капиталы стремительно покидали Россию.

Однако выяснилось, что Западные страны, в частности, Соединенные Штаты Америки, обладают гораздо более мощным способом давления на российскую экономику. С 2008 года в Америке произошла революция — сланцевая революция, позволившая войти США в тройку лидеров по добыче нефти (наравне с Саудовской Аравией и Россией). Вследствие этого спрос США, ранее — крупнейшего импортера черного золота — заметно сократился: американские компании начали пользоваться собственной нефтью, тем более, что законодательно в США запрещен экспорт сырой нефти. Нефтеэкспортеры, пользуясь высокими ценами на нефть, существенно нарастили объемы добычи, и квота картеля в 30 млн баррелей в сутки нередко оказывалась превышенной. Со стороны импортеров нефти наоборот наметилась тенденция к меньшему расходу энергоносителей за счет улучшения технологий. Кроме того, Европа после 2008 года так и не сумела оправиться от кризиса, ведущие экономики Германии, Франции и Италии балансируют на грани рецессии, что усугубляется дефляционными явлениями. Монетарная политика Европейского Центрального Банка оказалась столь же слабой, как и экономика еврозоны — в отличие от успешной программы американской Федеральной Резервной Системы, которая завершилась восстановлением экономики США до уровня 2008 года.

На нефтяном рынке наметилось устойчивое превышение предложения над спросом, соответственно, цена за баррель начала снижаться. ОПЕК на собрании 27 ноября отказалась снижать квоты, а предсавители арабских стран заявили, что не собираются вмешиваться, даже если нефть упадет до 20 долларов за баррель. Причинами падения нефтяного рынка стала негласная ценовая война, которую развернула ОПЕК против США и сланцевой нефти. Однако у саудитов очень хорошие отношения с американской властью, поэтому возможно предположить, что сговор все-таки существует. Нефть за вторую половину 2014 года обвалилась вдвое, что и стало основной причиной падения рубля. Все остальное — совпадающие негативные предпосылки и следствия. Например, причиной падения рубля считают российскую экономику — но это только косвенный фактор, поскольку уже многие десятки лет вся экономика России сводится к добыче углеводородов из недр земли и моря. Дешевая нефть приближает час расплаты за Осетию и Крым — доллар уже выше 60 рублей, что безусловно с лихвой компенсирует доходы от продажи подешевевшей нефти — но только номинально.

Население стало ощутимо беднее; туристический маршрут по Золотому кольцу заменил нищим русским путевки в Грецию, а Крым и Сочи выбирают вместо поездки в Европу.

Тем временем на Западе размышляют, насколько падение рубля и кризис в стане сделает Путина сговорчивей. Большинство экспертов понимает, что раненый медведь — существо еще более опасное и опасаются новой агрессии. Некоторые ждут от Путина чудес в решете, но большинство тихо выжидает. Агентство Блумберг, одно из самых уважаемых и почитаемых среди финансистов, продолжает развешивать устрашающие статьи о бедственном положении российской экономике, которые оказывают определенное давление на курс рубля и являются одной из причин падения. Сначала статьи рассказывали про валютный контроль, потом — про странное невмешательство ЦБ России в рублевое пике 15-16 декабря и 17%-ную ключевую ставку, далее экономические журналисты расписывали, что рубль оказался самой плохой валютой в мире по показателям (забыв посчитать, например, 74%-ную инфляцию в Венесуэле) — и вот теперь этот поток негатива приближается к одному пугающему слову:

Дефолт.