Черный понедельник

Рубль, как сырьевая валюта, вынужден неуклонно следовать за своим господином, поэтому все вопросы для российской валюты сводятся к одному: какова будет цена на черное золото.

1. Черный понедельник: Прелюдия В середине 2014 года ничто не предвещало беды — хотя Россия и попала под санкции, но они не слишком сильно подрывали положение России и российских компаний. Для большинства населения санкции казались забавой, поскольку лично никак не затрагивали рядового жителя, все больше угрожая компаниям, которым закрыли выход на долговые рынки вместе с доступом к высоким технологиям, и налагали некоторые ограничения на каких-то политиков или бизнесменов. Осмелюсь предположить, что россияне не знали — или очень плохо знали — своих настоящих героев вроде Тимченко или Роттенберга, пока они неожиданно не оказались в черных списках западных стран. Ответные санкции тоже не самым заметным образом отразились на нашем быту, разве что со столов исчез дор блю и камамбер.

Более серьезный взгляд позволяет понять, что санкционные меры ударили по самым больным местам в российской экономике. За последние годы — еще в эпоху дорогой нефти — президент издал ряд популистских указов, которые должны были успокоить население после выборов 2012 года, когда Путин оказался президентом в третий раз (после рокировки на 4 года с Дмитрием Медведевым). Для многих регионов выполнение этих указов приводило к увеличению долговой нагрузки, для федерального бюджета дела обернулись таким же образом. Кроме того, Путин подписал ряд указов, который обязывал российские госкомпании выплачивать дивиденды не менее 25% от чистой прибыли, что заметно осложнило положение на этих предприятиях. Менеджмент предпочитал брать дешевые займы в западных банках и тем самым спасаться от необходимости повышения качества контроля за расходами и повышением эффективности. В итоге компании нарастили большие долги, сопоставимые с внешним долгом страны (!). Когда выход на долговые рынки оказался закрыт, компании более не могли получать кредитование у западных финансовых организаций (ни напрямую, ни через размещение облигаций), поэтому они столкнулись с серьезными проблемами при выплатах.

Санкции, которые налагали запрет на ввоз в Россию технологий, необходимых для разработки месторождений в труднодоступных условиях, ударили по возможности России осваивать перспективные месторождения на шельфе и в будущем периоде должны были привети к падению уровня добычи нефти и газа, соответственно, к сокращению нефтедолларового потока в российский бюджет. До лета 2014 года эта проблема стояла наиболее остро, ибо перед глазами у российской нефтяной промышленности был пример Ирана, который был отрезан от технологий и от потребителей на 10 лет из-за активного развития ядерной программы и политического противостояния с Соединенными Штатами.

2. Черный понедельник — экспозиция: Пузырь черного золота постепенно сдуваетсяОднако 2014 год стал переломным в переоценке ценностей и заставил нас вспомнить далекие 80-е годы прошлого столетия. Сначала ничто не предвещало беды: появление исламского государства в Ираке и Сирии привело к рекордному скачку нефти вверх, до 115 долларов за баррель. Для стран вроде России такая цена — это настоящий подарок: сохраняя неэффективные расходы, можно получать дополнительную прибыль, тем более, что в России до 65% доходов бюджета — это и есть экспорт нефти. Бюджет России исчисляется из двух параметров: цены на нефть в долларах и отношением доллара к рублю, поэтому когда нефть дорогая, то и рубль укрепляется по отношению к доллару. Когда общественность немного привыкла к Исламскому государству, к видеоказням и сообщениям об очередном налете боевиков на мирное население, цена за баррель начала опускаться к привычным на тот момент 100 долларам. Но этим падение нефти не ограничилось. Медленно, доллар за долларом цена становилась все меньше и меньше. И тогда мы огляделись вокруг, чтобы понять, почему это происходит.

Кратко напомню обо всех факторах: 1. Страны-нефтеэкспортеры, желая получить максимум выгоды от дорогой нефти, нарастили ее производство до максимальных значений за последние три десятка лет, тройка лидеров по добыче нефти — Саудовская Аравия, США и Россия добывали в среднем по 10 млн баррелей в сутки, или около трети суточного потребления всего мира. Страны ОПЕК, следуя за Саудовской Аравией, также активно наращивали добычу (а на них приходится еще 20 млн баррелей в сутки, без учета Саудовской Аравии);

2. За последнее десятилетие сильно изменилась экономическая обстановка: раньше США как самая крупная экономика мира была и самым крупным покупателем на рынке нефти, но извечное беспокойство по поводу «энергетической безопасности» привели к разработке альтернативного способа добычи нефти. С 2008 года в США царит сланцевая революция, которая стала возможной в том числе благодаря высоким ценам на нефть — дорогой баррель поддерживал сланцевых нефтяников на первых порах. Особенностью добычи такой нефти является минимальные капитальные затраты и высокий уровень расходов при добыче нефти, т.е. в отличие от традиционного бурения, у сланцевой нефтяной промышленности появилась большая гибкость, а постоянное совершенствование технологий привело к резкому снижению уровня затрат — долгие годы никто и представить себе не мог, насколько дешевой окажется себестоимость сланцевой нефти. В результате США вырвались в тройку лидеров по добыче нефти, и это останется неизменным до 2040 года. Также США заметно снизили импорт нефти — в стране действует запрет на продажу сырой нефти, поэтому всю добытую нефть приходится перерабатывать внутри страны или запасать.

3. США обладает в настоящий момент крупнейшими запасами нефти в мире. В нефтехранилищах содержится около 450 млн баррелей нефти, другая страна, которая смогла сделать огромные запасы, — это Иран, который не имел возможности экспортировать нефть для продажи и потому сохранял черное золото на плавучих супертанкерах, собрав в них более 50 млн баррелей нефти.

4. Баланс между предложением и спросом на нефть оказался нарушен: во-первых, США уступили лидерство по импорту черного золота Китаю, второй (скорее, почти первой) экономике мире; во-вторых, замедление роста китайского ВВП наконец-то начинает сбываться, что означает замедление аппетитов со стороны Китая на нефть. В-третьих, экономика Евросоюза, который также активно импортирует нефть, все с того же 2008 года находится в рецессии и не может возобновить рост. Предложение нефти над спросом составило около 1 млн баррелей в сутки.

5. Среди прочих на снижение нефти действует завершение программы количественного смягчения, которую предпринимала Федеральная Резервная Система США для поддержки экономики. Свехмягкая монетарная политика сводилась к эмиссии долларов и снижению процентной ставки до уровней 0.25-0.5% — кредиты были дешевы как никогда, а инвесторы начали искать место для вложения большого количества денег. Обычно этим местом бывают развивающиеся экономики и финансовые активы, такие как ценные бумаги, деривативы и сырьевые товары (коммодити), в первую очередь — нефть. За три года на рынке нефти раздулся огромный пузырь, и теперь инвесторы принялись искать более устойчивый вариант, каковым и стал доллар, укреплению которого служит завершение монетарного смягчения.

3. Черный понедельник — развитие: Наш нефтяной деревянныйНефтяной пузырь сдувался очень быстро — в течение полугода цены с максимума 115 долларов рухнули до 50 долларов в январе. Россия в это время пережила 100%-ную девальвацию: поскольку цена нефти зафиксирована в бюджете и просчитан объем доходов, то единственным вариантом исполнить все бюджетные обязательства становится только девальвация. Номинально даже при цене барреля в 50 долларов мы получали столько же доходов, но в реальности, конечно, доходы сократились практически вдвое. В пиковый момент падение рубля, накануне общения Президента с народом, достигло 80 рублей за доллар и 100 рублей за евро. Провал был вызван действиями ЦБ, который отказался тратить резервы на поддержание курса, поскольку в прошлом подобная политика в 2008 году привела к расходованию 400 млрд долларов, а в 2014 центробанк уже никак не мог себе позволить эту роскошь. Также в декабре наступает период долларовых выплат, когда российским компаниям необходимо отдавать заемные деньги в долларах и евро, те самые деньги, которые они довольно бездумно брали в долг у иностранных банков и инвесторов (через долговые бумаги). Роснефть, крупнейшая российская компания по добыче нефти, оказалась в очень тяжелом положении — девальвация вдвое увеличила долговую нагрузку, долг компании оказался сопоставим не только с объемом годовой выручки Роснефти, но и вообще со всей ее капитализацией. Попытавшись взять средства из Резервного фонда, Сечин остался ни с чем, потому Роснефть разместила долговые бумаги среди российских банков, которые немедленно были включены ЦБ в ломбардный список и приняты в виде обеспечения от банков. Это означает, что ЦБ по сути профинансировал Роснефть. Куда ушли эти 625 млрд рублей — неизвестно, но не стоит исключать возможности, что все они попали на валютный рынок, поскольку компании либо требовалась валюта для исполнения долговых обязательств, либо Роснефть хотела сыграть на курсе, как это сделало большинство банков и компаний, имеющих хоть немного свободных средств. Помимо Роснефти на валютном рынке, не слишком-то большом по объему, присутствовали и другие игроки против рубля, хотя точно это также невозможно обозначить. Игроки эти — западные хедж-фонды, которые активно играли на понижение рубля. На таком маленьком рынке как российский объемы торгов валютами подскочили в десятки раз, валюта была почти вся раскуплена, а спрос не уменьшался, подогреваемый паническими настроениями. Итог — 80 рублей за доллар и 100 рублей за евро. Российские граждане наблюдали, как в течение двух дней таили их сбережения, как исчезали ценники в магазинах, как в обменных пунктах расширялись спреды на покупку и продажу, как банки пытались уместить новый курс, требующий пятизначных цифр для пары евро/рубль в четыре привычных окошка информационных табло.

Правительство тогда спешно рассмотрело поправки в бюджет, которые предусматривали изменение рублевой стоимости барреля нефти, что позволило вернуть курс к 65 рублям за доллар. Немного помогло завершение валютных платежей российскими компаниями, ввод новых финансовых инструментов (валютного РЕПО) и вмешательство ЦБ на рынке. К облегчению российских политиков, нефть начала дорожать на фоне разных слухов о снижении добычи в США, приблизившись к отметке 60-65 долларов за баррель. В апреле ситуация, казалось, совсем исправилась — начался обратный процесс: российские экспортеры должны были заплатить налоги в рублях, поэтому компании продавали доллары и покупали рубли. Национальная валюта укрепилась до 50 рублей за доллар, а евро к этому моменту наоборот начал активное снижение, т.к. Европейский Центральный Банк запустил свою программу количественного смягчения, пытаясь опустить курс европейской валюты для того, чтобы стимулировать экономику еврозоны. К тому же назревал греческий вопрос, греческий дефолт, что вносило большую неопределенность для евро. Вот только испещренный дырами российский бюджет этого не смог вынести — денег катастрофически не хватало, и мин.фин тихо пробормотал о недостаточности средств на обслуживание внутреннего госдолга. Путин провел очередную встречу с народонаселением — и курс рубля стали отпускать с помощью снижения ключевой ставки и операций на валютном рынке. Да-да, ЦБ вышел на рынок, скупая доллары, увеличивая предложение рублей и, таким образом, влияя на курс национальной валюты в сторону понижения.

Что же дальше, спрашивает озадаченный российский гражданин, который успел изрядно потерять, сначала прикупив доллары по 70 рублей, а потом продав проклятую валюту с портретами вашингтонов и рузвельтов по 55 рублей за доллар.

4. Черный понедельник — заключение: Назад в будущееДальше нас ждет вторая волна девальвации, черный понедельник рубля. А слушать заявления российских экспертов, экономистов или, еще хуже, политиков, вовсе не следует. Они врут, как врали про стабильный курс и недооцененный рубль весной 2014 года (40-45 рублей за доллар — сказка, не так ли?) Нам остается только вспомнить про конец 80-х, и 80 рублей за доллар покажутся закономерным результатом последних событий.

В 80-е годы США и Саудовская Аравия увеличили добычу нефти, стараясь лишить Советский Союз единственного источника доходов, которые уходили на финансирование военного бюджета и гонку вооружений. В результате катастрофического падения черного золота громоздкая экономика СССР не выдержала, подтачиваемая ко всему этому огромными расходами на ликвидацию последствий аварий на Чернобыльской атомной электростанции. В 2015 году США, хотя и не говоря исключительно прямо, расценивает Россию как главную угрозу и всеми силами пытается подорвать стабильность в нашей стране через экономический кризис. Он уже очень близко; то, что было в прошлом году — только вступление. За данные нам полгода мы ничего не изменили в системе управления, не были введены меры экономии и поддержки предпринимательства. Громкие слова про замещение импорта (которое обычно называют громоздким словом ипортозамещение, отдающим какой-то советской затхлостью) ни к чему не привели, кроме страмительного роста потребления пальмового масла для производства некачественных молочных продуктов. Пустотой остались фразы про поддержку малого бизнеса — ее просто нет, как не осталось и самих предпринимателей. Диверсификация экономики, о которой некоторые говорили в начале прошлого года, не может произойти сама по себе, без значительного участия инвестиций, без длительной подготовки научной базы, без серьезных законодательных реформ. Не в силах осуществить эти задачи, Россия так и осталась нефтяным королевством, продолжающим убивать всякое инакомыслие. Экономика России по-прежнему зависит от нефти, от нее же зависит и наше благосостояние, выраженное в рублях.

Пока российские чиновники разливали потоки речи, призывая переждать пару лет, пока нефть не восстановится, США запустили известный механизм, чтобы опустить нефть до забытых 30-40 долларов за баррель и окончательно подорвать экономику нефтяного королевства на берегах Северного Ледовитого океана.

1.Серьезность намерений США подтверждается беспрецедентными шагами во внешней политике: Америка установила дипломатические отношения с Кубой, существование которой игнорировалось более полувека. Более того, на днях завершилось историческое примирение с Ираном. Тегеран обвиняли в военных амбициях, подкрепляемых ядерными разработками и лишили возможности экспортировать нефть, но после подписания всех соглашений он получит возможность выплеснуть на рынок еще миллион баррелей в сутки. Хотя нефтяная промышленность находится в упадке, а нарастить производство нефти не получится без привлечений западных компаний, огромные танкеры, заполняемые нефтью в течение долгих 10 лет, уже готовы отправиться в Европу и Азию.

Саудовская Аравия, ближайший друг США на Ближнем Востоке, и ОПЕК приняли решение не влиять на цены с помощью сокращения квот на добычу нефти, а наоборот увеличить предложение своей нефти, чтобы повлиять на объемы производства альтернативной нефти и восстановить свою долю на рынке. Сейчас квоты установлены в размере 30 млн баррелей в сутки для участниц картеля, но не все придерживаются установленных правил — превышение составляет не менее 1.5 млн баррелей в сутки. Ливия и курды активно заявляют о своей готовности увеличить поставки, что также влияет на нефтяные котировки. Пока в их слова мало кто верит, как никто не верил в снятие санкций с Ирана, но они могут стать действительностью в ближайшее время.

2. В США тем временем продолжает царствовать сланцевый нефтяник, ибо несмотря на снижение нефтяных цен производство нефти увеличивается, и резервы возрастают. Мы так и не смогли сознать, какова себестоимость добычи сланцевой нефти, но судя по всему, она близка к 46 долларам за баррель (речь идет уже о WTI, которая торгуется с дисконтом в несколько долларов по отношению к сорту Brent). Хранилища переполнены настолько, что промышленные круги лоббируют отмену старого закона о запрете на экспорт сырой нефти. Более того, встает вопрос о распродаже всех запасов, всех сотен миллионов баррелей. Это стало возможным благодаря политике США, постепенно менявших своих поставщиков нефти с арабских государств на Канаду. Вопрос об энеретической безопасности становится неактуален, а слабеющие цены на нефть заставят поторопиться с принятием решения — никто же не хочет продавать активы по баснословно низким ценам.

ФРС как никогда близка к решению о повышении ставок, что приведет к укреплению доллара и интереса к валюте среди крупных инвесторов. Нефть отныне не выглядит выгодным активом, куда можно вкладывать деньги. Аналитики из одного из крупнейших банков, Morgan Stanley, уже открыто вспоминают про 1986 год, когда цена нефти упала с 35 долларов (эквивалентно 100 долларам в 2014 году) до 10 долларов (эквивалентно 20 долларам в 2015), предрекая, что спад продлится не менее трех лет и будет более сильным, нежели в конце 80-х годов.

3. Чернобыльская авария, которая произошла три десятилетия тому назад, уже произошла, только центром катастрофы стала не Припять, а Донецк и Луганск. Продолжая действовать, это страшное событие, искорежившее тысячи жизней, продолжает медленно отравлять Украину и Россию, подталкивая к краю пропасти. Россия, к тому же, судорожно оглядывается на появление недружественных сил на своих границаз и расширяет военный бюджет до 4% ВВП, а это около 50 млрд долларов, что сравнимо с ВВП небольшой прибалтийской страны.

Момент уже близко. К осени российским компаниям придется снова выплачивать огромные займы, скупая доллары, разрушая рублевые позиции. На этот раз резервы уже почти истощены — каждый стремился запустить руку поглубже в эти средства, России понадобится новый курс рубля, чтобы исполнять бюджетные обязательства, финансировать военные расходы и закупать необходимый импорт, заместить который страна не в состоянии. Черный понедельник рубля наступает на пятки. Вопрос только в том, повторится ли все как встарь или Россия сумеет остаться единой, сжатая железной Феликса?