Министерство экономического развития и торговли Украины отменило санкции против «Южтранс»

35 процентов электроэнергетики Украины питается углем из Донбасса. Поэтому ряд экспертов, когда в этой стране разразилась очередная политическая баталия насчет экономической блокады Донбасса, ввели новый термин «угольная политика».

Со слов главы Донецкой Народной Республики А.Захарченко, произнесенных в июне 2016 года, 70 процентов добываемого в республике угля продавалось на Украину. В ноябре того же года министром энергетики и угольной промышленности Украины И.Насаликом в стенах Верховной Рады сообщено, что его страна закупала донбасский уголь с неподконтрольных Киеву территорий на законных основаниях. Его цифры таковы. Украинские ТЭС потребляют 24 миллиона тонн угля в год, в их составе значатся 9,2 млн. т. антрацитовской группы из ЛДНР. Тогда он говорил, что это — тот уголь, который добывается зарегистрированными в его стране шахтами, и с его добычи налоги идут в бюджет Украины, а оттуда — на войну. Кроме этих цифр Насалик попытался успокоить ретивых депутатов доводами и постепенном переводе украинских ТЭС на газовый уголь, хоть и менее калорийный и более токсичный, чем топливо из Донбасса, но зато нэзалэжный. Параллельно с этими событиями из Кабмина на Грушевского утверждалось об уже полном отказе все той же нэзалэжнойи от угля из зоны АТО на весь 2016 год и далее до восстановления своего суверенитета над неподконтрольными Киеву территориями, как то обозначено Минскими соглашениями и под чем, вопреки голосованию жителей ЛДНР в мае 2014 года, подписалась Россия как гарант территориальной целостности Украины за минусом Крыма. Тогда законность поставок угля из АТО вызвало массу негодования в стане националистов, что, в конечном итоге, и привело к началу более существенной экономической блокы ЛДНР с перекрытием железнодорожных путей, по которым уголь из республик поступал на украинские теплоэлектростанции. Усиливающиеся недовольства вооруженных боевиков вынудили президента Украины П.Порошенко, ранее на словах осуждавшего такие действия, присоединиться к их требованиям и зимой 2017 года официально ввести экономическую блокаду Донбасса. И только 30 октября украинским Министерством экономического развития и торговли прозвучали слова о введении с 7 декабря санкций против 18-ти российских предприятий, среди которых значился и ростовский поставщик каменного угля ООО «Южтранс». Этим предприятием твердое топливо перевозилось из России на украинскую территорию. И вот теперь очередные новости. Оказывается, спустя три недели, 28 декабря, МЭРТ отменило свои же санкции против этого российского перевозчика. «Вражеский» уголь пошел в воюющую с Россией страну опять без препятствий.

Собственно говоря, причиной введения и последующей отмены санкций против российского железнодорожного перевозчика являлось СБУ. В первом случае ее доводами для санкционных действий украинского МЭРТ стали посылы 1) о покупке угля с неподконтрольных Киеву территорий, 2) о финансировании Россией таким способом террористов на Донбассе и 3) о действиях, наносящих ущерб государству. Во втором случае та же СБУ прислала в министерство новые доводы об изменившихся сведениях относительно «Южтранса», вследствие чего санкции оперативно снялись. Любопытно, но сами украинские специалисты еще в середине прошлого года отмечали, что «Южтранс» является самым крупным поставщиком угля в страну победившей демократии и достоинства.

Сложившуюся в октябре 2017 г. ситуацию с введением санкций прокомментировали в руководстве российской компании. Например, директором А.Иванковым названы действия МЭРТ в частности и Украины вообще некомпетентными, ибо его структура лишь перевозит грузы. С его слов некомпетентность состоит в том, что ему подчиненная структуру ничего не производит и не продает, а лишь только занимается фрахтом железнодорожных вагонов и взаимодействием с управлением железных дорог. Действия соседнего государства, говорит Иванков, это все равно, что накладывать санкции на автомобили такси, а их водителей называть врагами Украины. Но трудности и препятствия все же возникли, и перевозку угля пришлось отдать родственной структуре ЗАО «Гуковпрогрузтранс», входящей в состав материнской ООО «Южная угольная компания», которая и добывает антрацит в восточной части Донбасского региона на территории Ростовской области. Впрочем, убеждал тогда руководитель «Южтранса», его компания с легкостью найдет иных заказчиков из России. По этой причине с этого перевозчика, «отошедшего в сторону», санкции и были сняты. А вот на «Гуковпрогрузтранс» ввести не успели.

Спустя небольшое время после высказанного мнения Иванкова в прессе появились противоположные комментарии из пресс-службы самой материнской компании. Действия Киева, говорится в сообщении, вызовут проблемы в сбыте антрацитовского угля, потому что переориентация экспортных поставок будет сложна и займет длительный процесс, а на терминалах компании уже складировано огромное число неотгруженного из-за санкций угля. Причем, подчеркнули в пресс-службе ООО «Южная угольная компания» не без намеков на «виновников торжества», этот уголь, в основном, доставлен из шахт ЛДНР. Таким образом, прозвучало официальное подтверждение, что Россия закупает уголь на неподконтрольных Киеву территориях и, вполне вероятно, его сбывает на Украину, Молдавию и в Польшу.

О том, насколько критично приобретать «вражеский» уголь не только из РФ, но и из ЛДНР, говорят два факта. Первый — это цена. Для нэзаэжнойи это твердое топливо обходится от 78 до 82 долларов за тонну, из ЮАР — 97, из Соединенных Штатов — от $ 111 до 113-ти. Но здесь дело политики, и в бюджете страны ежегодно закладывается около 950 миллионов гривень ($ 33 млн.) на покрытие такой разницы.

Второй фактор высказан в начале прошлого года замминистром по вопросам временно оккупированных территорий Г.Тукой (ранее являлся главой подконтрольной Киеву территории Луганской области и сооснователем расстрельного сайта «Миротворец»). По его компетентному мнению ввозимый из России уголь следует проверять на принадлежность к ЛДНР. Приводя различные способы такой проверки, он считает, что от места добычи зависят фракционные качества углей, по ним и следует устанавливать «террористическую принадлежность» топлива. Правда, его слова тут же раскритиковали сами украинские специалисты, приведя в опровержение вполне разумные доводы об однородности угля на всем Донбассе, вне зависимости того, поделен ли он границей между ЛДНР и Россией. К тому же, говорят они, и Кузбасский уголь того же геологического происхождения, что и в Донецке или Луганске, отчего у Туки нет шансов доказать свою компетентность в данном вопросе.

Но, как бы там ни было, санкции на уголь Украиной сняты. И причина проста. Без него экономике майданного достоинства наступит конец, а экспортные поставки не из Донбасса, как показала практика в 2017 году, покрывают лишь десятую часть ежегодных потребностей воюющей страны. Причем ввозимый коксующийся уголь целиком идет на металлургические комбинаты Украины, это 9,5 миллионов тонн в год, а они пока единственные, которые с 2014 года продолжают приносить устойчивый долларовый доход в казну государства. ЮАР готова поставлять 700 тыс. тонн в год, США — 100 тысяч. Из Австралии вообще нерентабельно везти. Вот и получается, что без Донбасса у Украины никак. Замерзнет.

Как однажды написал Bloomberg, американский уголь лишает РФ рычагов давления на Украину. И в перспективах заокеанского спасителя нарастить объемы его поставок до двух миллионов тонн в год. А пока в МЭРТ и в Правительстве решают, как и за какие деньги перевести свою энергоотрасль на иные сорта твердого топлива или вообще на газ. Сказали, в 2019 году эта проблема будет решена полностью. И параллельно с этим решаются вопросы перевода атомных ТЭЦ под американское топливо, на Запорожской даже проводятся экспериментальные работы. Если этого не удастся сделать, с 2020-х годов на Украине начинают заканчиваться ресурсы всех электростанций и их положено выводить с эксплуатации.