«Роснефть» привлекла рекордную сумму 1 трлн. руб через размещение облигаций

ПАО «Нефтяная компания «Роснефть» четыре года продолжает удерживать первую позицию по объемам добычи углеводородов, значительная доля которых приходится на нефть. Для этого руководство тратит значительные средства и пытается в условиях антироссийских санкций найти новые источники финансирования.

Для увеличения прибыльности по своему направлению специализации компания предусматривает несколько направлений деятельности. Прежде всего, это геологоразведка перспективных месторождений, снижение капитальных затрат, получение налоговых и других льгот, расширение рынков сбыта продукции и оборот своих активов для привлечения выгодных инвесторов. С этой целью у «Роснефти» разработан бизнес-план по привлечению инвестирования и по собственным капиталовложениям, а в июне главой корпорации Игорем Сечиным на собрании акционеров заявлено о намерениях потратить свыше одного триллиона рублей до конца 2018 года. Эти деньги должны пойти на обеспечение расходов НК по новым месторождениям и по снижению своих долговых обязательств. Причем последнее намерение является существенным не только для этого ПАО, но и для остальных крупных российских организаций, имеющих серьезные внешние заимствования. Суть их базируется на нынешнем снижении ключевой ставки Сбербанка России, к которому привязаны процентные выплаты по договорным обязательствам. Поэтому сейчас компании спешат заполучить дополнительные средства и закрыть контракты с высокими процентами, одновременно оформив новые под более низкие проценты. Игра ведется на миллионы долларов экономии, а их в условиях дальнейшего ужесточения антироссийских санкций их сохранить является первоочередной задачей. И для «Роснефти», как самой главной цели санкционного давления со стороны США, поиск надежных партнеров становится задачей номер один. В итоге размещение облигаций позволяет значительно нивелировать свои потери. В этом году их было выпущено на один триллион 21 миллиард рублей или на 17,4 млрд. долларов.

Безусловно, ситуация тяжелая, но не аховская. Поэтому «Роснефть» ищет инвесторов, в первую очередь, на внутреннем рынке. Как отмечают некоторые отечественные аналитики, для этого привлекаются неназванные отечественные компании, приобретающие активы нуждающихся организаций. В этой цепочке немаловажную роль играет Центробанк, выступающий в роли доверительного юр.лица и печатающий необходимый для совершения сделки объем финансовых средств. Как видно, за два года таких денежных вливаний в стране удается удерживать инфляцию на приемлемом уровне, а непосредственно получаемые средства сразу направлять «в дело». А этого фронта работ у «Роснефти» хватает.

Например, совсем недавно госкорпорация приступила к разработке нового участка шельфа на Одопту-море. Это Сахалин. Причем для этих целей применяется буровая установка «Кречет» отечественного производства. Название какое-то безликое. В нынешних условиях ведения нефте-газового бизнеса ее следовало бы назвать типа «Наш ответ Чемберлену», например, как «Не дождетесь!». Все-таки с ответными вызовами в сторону Запада у нас слабовато. Установка предусматривает бурение в зоне добычи по проекту «Сахалин-1» с большим отходом от вертикальности шурфа и протяженностью до тринадцати километров. Такая технология позволяет «заглядывать» с моря даже под дно островов. В планах пробурить 33 скважины и получать около 60 баррелей нефти в сутки. Кстати, в этом регионе «Роснефть» поставляет странам Азии и Тихого океана черное золото с 2010 года.

Помимо этого участка у компании предусматриваются капитальные затраты в объеме «разведка-добыча» по таким месторождениям в России и СНГ, как Среднеботуобинское, Тагульское, Роспанское, Таас-Юрях, Русское, Юрубчено-Тохомское, Требса, Титова. Помимо них НК вновь подняло вопрос о строительстве собственной перевалочной базы порта Индига в Баренцевом море и нефтепровода к нему. Сейчас компания арендует производственные мощности «лукойловского» терминала Варандей и платит своему российскому партнеру-конкуренту 38 долларов за каждую тонну нефти. Помимо строительства порта предусматривается строительство собственного завода по переработке газа в сжиженный «Печора СПГ» и прокладка железнодорожных подъездных путей. В общей сложности на все это требуется около 600 миллиардов. Правда, на эти планы пока нет одобрения Правительства России.

В итоге на все про все «Роснефть» за три квартала этого года потратила 630 млрд. рублей, причем в прошлом 2016 г. эти затраты увеличились почти на 33 процента. Одних только капитальных инвестиций в третьем квартале потребовалось 223 миллиарда, причем они распространяются на действующие проекты типа «разведка и добыча» этого года и на подготовку к новым в 2018 году. В итоге по чистому долгу НК за прошлый год наблюдался рост «минусов» на 11,6 % или составил почти два триллиона рублей. А в этом году чистая прибыль упала почти на четыре процента и опустилась до 122 миллиардов.

Но это все в национальной валюте. А вот данные по иностранной. Во втором и третьем кварталах валютные резервы корпорации сократились в шесть раз, с 325 до 74 млрд. руб. (1,28 млрд. долл.). Причем эта величина оказалась самой маленькой с 2014 года. В основном, это связано с политико-экономическим фактором продолжения влияния России на международном уровне. В первую очередь такие затраты обосновываются присутствием «Роснефти» в Венесуэле и в Курдистане. Остаются в запасе еще и валютные активы в виде 12,4 млрд. долл.

Но, как бы там ни было, «Роснефть» вступила в четвертый квартал с рекордным долгом в 3,854 триллиона рублей, увеличение на 12,1 процента. А для погашения ранее заключенных сделок компания вынуждена на протяжении следующего года погасить 17,6 млрд. долл.

Понятное дело, ПАО потребовались инвестиции, причем в условиях антироссийских санкций их все равно удается привлекать. Так, еще два месяца назад Советом директоров одобрено внешнее заимствовано 1,3 триллиона рублей по облигациям серии 002Р и, как видно, процесс идет.

В корпорации указывается — уже свершившееся декабрьское заимствование средств в объеме 600 млрд. руб. будет направлено на погашение более ранних долгов с высоки процентными ставками.

Интересно, что июльское размещение ценных бумаг на 266 миллиардов было приобретено на Московской бирже в течение часа. Перед этим торги прошли в декабре 2016 года, и компания пополнилась на семьсот миллиардов. Ну а первые аукционы облигаций после введения санкций прошли в декабре 2014 года, тогда НК получила 625 млрд. руб. Как высказались по всем этим случаям осведомленные финансисты, торги проводились якобы с крупнейшими российскими банками.

На фоне таких новостей остается нерешенным вопрос с китайской энергетической компанией CEFC China Energy. Она претендует на 14,16 % активов «Роснефти». Причем китайцы для этих целей хотят взять кредит в банке ПАО «ВТБ» на 4,57 млрд. долларов. Если все договоренности будут достигнуты, не хватает одной подписи, то акции российской компании могут изменить следующим образом: у швейцарской Glencore их окажется полпроцента, у катарского QIA — 4,8 %, у британского BP 19,75%, а материнская АО «Роснефтегаза» может уменьшить свою долю с 50 % плюс одна акция. Если государственная доля не изменится принципиально, то своими акциями поступятся иностранцы. Но поступятся ли?

(вторичная) ценная бумага, деноминированная в долларах США, которая удостоверяет право ее владельца на некоторое число акций/облигаций иностранной компании-эмитента, выпущенных за пределами США
(англ. Asset — актив) — представляет собой имущество материального и нематериального мира, имеющего определенную ценность для своего держателя. Как правило, в большинстве случаев предстает в форме наличного капитала, либо того, что может быть обращено в них. В виде исключения выступают местные налоги на недвижимость (автомобиль) или досрочные выплаты ренты.
АКЦИОНЕР — физическое или юридическое лицо, которое входит в сообщество акционеров, благодаря владению одной или нескольких акций организации. Это держатель активов, тип которых, в конечном счете, и определяет его принадлежность к той или иной категории.