В преддверии новых санкций США!

Ещё не объявленные санкции Штатов, вызывают нервозность у экономистов и аналитиков РФ. В Давосе продолжается саммит мировой экономической и политической элиты. В «Русском доме» многолюдно, вопросы обсуждаются разные, одна из ведущих тем экономические санкции существующие и будущие. Вашингтон намерен объявить новые антироссийские санкции уже 29 января. Однако уже сейчас аналитики строят прогнозы, на основании инсайдерской информации, а бизнесмены, российские и международные, ищут пути выхода из возможных будущих проблем.

Проблемы могут возникнуть и довольно неприятные. Так итальянская Eni, заявила в Давосе, что возможно, остановит совместное бурение с «Роснефтью». Но важнее даже другое. Оказывается, Eni раньше спрашивала у властей США разрешение побурить с россиянами. Штаты разрешили. А сейчас, видимо, могут запретить. А итальянцы, видимо, могут послушаться. И это может стать примером поведения для многих.

Россия живёт под давлением санкций с 2014 года, после присоединения Крыма и начала войны на Донбассе. Тогда, новоиспечённые власти Украины, объявляли Крым незаконно аннексированным, а гражданскую войну на Донбассе агрессией РФ. Для Запада это послужило формальным поводом ввести санкции. Достаточно многие политические аналитики, причём и Западные тоже, считают, что Киевский переворот был специально инспирирован с целью ослабить Россию, а возможно и вернуть её в состояние девяностых годов прошлого столетия. К санкциям добавились рухнувшие цены на нефть. Версий, происходящего тогда с углеводородами так же много — одна из них сговор саудитов и американской администрации опять же против России. Себестоимость добычи ближневосточной нефти гораздо ниже, при этом качество её выше российской. Производство нефтепродуктов из нефти, с Ближнего Востока, тоже ниже. Не важно был ли сговор или нет, но санкции и «провал» нефти ударили по России. Возможная цель Запада, так как официально никто никогда истинных планов не озвучит, была близка. Экономика остановила рост и перешла в рецессию, ВВП не достиг планируемых цифр, рубль резко подешевел относительно основных валют. Простые россияне ощутили на себе прелести санкций и падения стоимости нефти — выросла инфляция, подорожал бензин, а в след за ним и товары народного потребления. Правительство и бизнес России быстро адаптировались под создавшиеся условия. Результат не заставил себя ждать — экономика стабилизировалась, рубль укрепился, политическая стабильность сохранилась, социальные кризис не случился. Были введены контрсанкции и система импортозамещения. Россия показала рост импорта зерновых.

Государственная внешнеэкономическая политика претерпела изменение. От выстроившего «заборы» запада Россия повернулась к Востоку. Китай, по прогнозам экспертов, в ближайшие годы может обогнать Соединённые Штаты по темпам экономического развития. Китайский Дракон нуждается в углеводородах и их потребление будет только расти. Президент Путин, за последние годы, провёл ряд встреч с китайскими руководителями, это дало свои положительные плоды. Подписан ряд выгодных экономических соглашений, российский газ в ближайший год придёт на просторы Поднебесной, не только в танкерах, будет построен газопровод. С Азиатскими странами подписаны договора о поставках различного российского вооружения. Об успешности азиаткой политики России говорит и тот факт, что США активизировались в этом регионе, они так же интенсивно ведут переговоры с Китаем. Кризис на Корейском полуострове так же может сыграть на руку Вашингтона.

Успехи России, в преодолении экономических трудностей признаёт и Международный Валютный Фонд. МВФ прогнозирует ежегодный экономический рост РФ в 1,5% на ближайшие пять лет.

Политическая война с Западом продолжается. Карта украинского кризиса по прежнему остаётся актуальной. Украина — печальный пример как можно попасть под внешнее управление. Международный Валютный Фонд через кредитный рычаг оказывает управляющее воздействие на правительство и экономику. МВФ диктует какие цены должны быть на энергоносители для населения, какой возраст должен быть для выхода на пенсию, какую форму собственности ввести на землю. Несклочно, что кроме экономической свободы Киевский режим потерял и политическую независимость. На такой вывод наводит тот факт, что 18 января украинский парламент принял проект закона о реинтеграции Донбасса, в котором Россия названа страной агрессором, которая оккупировала Крым, а на Донбассе сформировала оккупационные администрации в виде ЛНР и ДНР. Случайно ли почти синхронное совпадение украинского закона и акций Вашингтона 18 и 29 января?

На этом фоне довольно логично видеть озабоченность российской элиты по поводу возможных последствий новых акций. Судя по словам Аркадия Дворковича, Россия в Давосе хотела обсудить со Штатами новые санкции, но американцы прячутся, пояснил вице-премьер. А глава «Алросы» Сергей Иванов заметил нервозность в переговорах с бизнес-партнерами. Андрей Костин, президент — председатель правления банка ВТБ, дал интервью нескольким западным СМИ, предупредив, что санкции ведут к гонке вооружений и военному конфликту в Европе, так же он отметил — «Смерти бояться тоже не стоит, так же и санкций. Но, если честно, мне, не постесняюсь этого слова, по фигу на самом деле личные санкции. Я к этому отношусь совершенно спокойно. Будут — значит, будут. Значит, будем вместе со страной нести это бремя. Ничего тут для нас особого нет. Мы являемся частью нашей страны, частью нашего сообщества. И я думаю, что любые санкции, честно, только сплачивают нас». Однако не все разделают такую позицию. Есть российские предприятия, которые, что бы избежать санкций начинают отказываться от сотрудничества с компаниями попадающими под санкции, ситуация аналогичная с итальянцами. От таких мер уже имеет определённые проблемы «Уралвагонзавод». Санкции американцев ещё не вступившие в силу, уже наносят ущерб. Игорь Юргенс, президент Всероссийского союза страховщиков, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей — «Это ровно то, ради чего замышлялись санкции и осуществляются. Это неизбежность, и для каких-то компаний на долгие годы, для каких-то компаний по мере решения политических вопросов санкции могут ослабевать. Второй аспект заключается в том, что глубина этих санкций и в отношении лиц, и в отношении организаций определяется каждый раз отдельно».