Гос. экол. экспертиза Росприроднадзора изучит «Северный поток 2» и примет решение

Нет, наш менталитет неисправим. Вместо того, чтобы изъять у противников лишние козыри в запрете строительства газопровода «Северный поток 2», мы их сами себе создаем.

Конечно, когда проектировался этот газопровод, проблему вмешательства в экосистему заповедников, по всей видимости, считали ничтожной и решаемой с помощью оперативного изменения федеральных законов под стратегические цели. Однажды, несколько десятилетий назад, ради таких стратегических целей развалили собственную страну. Теперь ради их претворения в жизнь готовы разворотить бульдозерами Кургальский заказник в Ленинградской области. Под это дело уже изменено Положение о нем и внесена возможность прокладки по нему трубы с вырубкой редких пород деревьев и вмешательством в почву. Осталось заиметь окончательное одобрение со стороны Росприроднадзора. Что-то подсказывает о возможности принятия однозначно положительного решения, не смотря на противодействия российских и иностранных экологов, уцепившихся за предпоследний козырь остановить возведение альтернативы украинской газотранспортной системе. Последней картой, оставшейся в рукаве защитников Украины, является отстаивание прав и свобод местных малых народов, населяющих периферию заказника и по территории которых планируется проложить вторую нитку «Северного потока». А потому следует думать о болезненном разрешении этого конфликта в пределах Российской Федерации. Остается только додавить экологов европейских стран, прямо или косвенно влияющих на осуществление российско-германской инициативы по достижению независимости Европы от гниющей «нэзалэжной» трубы и раздираемой междуусобицей украинской власти.

Собственно, нынешнее окончательное препятствие для «Северного потока — 2», если не считать существенного политического противодействия со стороны США, базируется одновременно на нескольких иностранных факторах. Это экология прилегающих стран, проблема давняя, это маршрут прокладки газопровода в местах с затонувшими боеприпасами времен Второй мировой войны, возня тоже «со шлейфом», и это отсутствие нормативной базы в ЕС, по которому сейчас в Еврокомиссии идут жаркие споры.

По зарубежной экологии. Здесь ситуация складывается следующим образом. Финляндия полностью согласовала все вопросы начала проведения работ в своей акватории Балтийского моря. Эстония намеревается расширить свои территориальные воды Финского залива на три мили вдаль за счет уменьшения нейтральных вод. Это ей даст возможность заполучить участок морского дна и а) диктовать свои условия остальным заинтересованным в реализации «Nord Stream — 2» странам, и б) требовать некоторую долю за уже имеющийся и новый транзит газа в ЕС. Оставаясь активным противником этой трубы, эстонский парламент в октябре 2009 года обратился ко всем странам региона с воззванием не допустить вредительства экологии моря и запретить Первый Nord Stream. Не вышло, теперь аналогичная ситуация со Втором потоком. Эстонию поддерживает Латвия и вдобавок к экологии требует соблюдения энергетической безопасности Европы. Позиция Литвы аналогична. Это государство беспокоят экология Балтики и затонувшие мины, способные сдетонировать при опускании трубы на дно. При опускании предыдущей трубы Первого Северного потока на то же дно мины в двух удаленных друг от друга местах залегания почему-то не среагировали. Позиция Польши наиболее весома среди морских противниц. Ее парламент апеллирует к тем же минам и химическим боеприпасам. Ради спасения Балтики она предлагала «пожертвовать» своей территорией и проложить «Северный поток — 1» именно по ней с тайным умыслом ежегодно получать до двух миллиардов долларов за такой транзит голубого топлива. Сейчас все попытки Польши заблокировать решение по «Nord Stream — 2» в европейских судах провалились. Дания и Швеция в октябре-ноябре 2009 года одобрили Первый поток. Ныне под науськивание США выставляют экологические причины и колеблются, пытаясь выторговать себе лишние дивиденды. Германия всецело «за» и в первом, и во втором случае.

И все же с учетом прокладки первого трубопровода второй по дну морскому будет проложен однозначно.

Что касается внутрироссийских экологических проблем, то они возникли в связи с изменением маршрута прокладки трубы в Ленинградской области. Если «Северный поток — 1» заходит в море на берегу в районе Выборга, севернее Санкт-Перетрурга, то Второй поток запланирован южнее города трех революций, в районе Усть-Луги. И именно здесь располагается Кургальский заказник.

Вообще идея «Газпрома» понятна. Разнесение терминалов транспортировки повышает надежность всей системы и независимость друг от друга контрольных пунктов перехода наземной части в морскую. Но неужели не нашлось иного пути, как перекапывать заповедную зону?

В компании «Nord Stream 2 AG» убеждены, что экология и населяющие эти районы малые коренные народы не пострадают. Все просчитано, уверяют специалисты, а издержки будут минимальны.

Все не так и дела обстоят значительно серьезней, чем уверяют собственники будущей газовой коммуникации, убеждены эксперты «Гринпис России», а заодно и гринписовцы Балтийского региона. Руководитель отечественного «Зеленого мира» Михаил Крейндлин говорит, что в технологическом плане разницы между прокладкой первой и второй очереди газопроводов нет, они должны пролегать открытым способом на поверхности земли, что влечет за собой вырубку заповедного леса с непоправимым ущербом местной флоре и фауне. К примеру, зона работ затронет гидрологический баланс водно-болотных угодий, будет очищено от всех типов и видов растений четыре километра шириной до 80 метров, опасность грозит занесенным в Красную книгу серым тюленям, кольчатым нерпам, орланам-белохвостам, скопам и сотням видам растительного мира. Высказаны опасения по распространению вреда на расстояние до четырех километров от прокладки новой газотранспортной системы. Мало того, «Гринпис России» намерен в ближайшее время подать в суд по поводу незаконного и скоропостижного изменения Положения о Кургальской заказнике. В октябре в дело подключились даже Российская академия наук, сотрудники Международного союза охраны природы. А против самой идеи прокладки «Nord Stream — 2» ратует представитель комиссии ООН по проблемам коренных народов Д. Харакка-Зайцев. К тому же летом этого года инициативная группа жителей Ленинградской области обратилась к самому Президенту России с массовой просьбой пощадить заповедник и выбрать иной маршрут.

Экологи рассматривают возможность своего согласия со строителями только в случае, если в проектной документации на трубу запланированный траншейный метод ее прокладки заменят на микротоннелирование. При этом, в чем разница для сохранения местной экологии, пояснения из уст Гринписа маловразумительны. Ведь сущность ландшафтных работ не меняется. Бульдозеры, строительные вагончики, вырубка леса, соляра или бензин все равно не исчезнут с поверхности обрабатываемой почвы.

В итоге шумной общественной кампании, резолюций Круглых столов и обращений в свой и чужой адрес «Nord Stream 2 AG» выбрала более щадящую технологию укладки труб. Вырубка леса сузится в ширину до тридцати метров, а газопровод уложится в металлический короб, который закопают в траншею. Однако защитники зеленого мира и этому не верят и констатируют, что такое исполнителем работ будет применимо только на одной трети всего промежутка заповедной зоны.

Почему же изначально не был принят менее болезненный вариант строительства в обход Кургальского заказника, ответ очевиден. Так короче, а значит, дешевле. А экология потерпит.

Сейчас Росприроднадзор уже принял на экспертизу проект строительства «Северного потока — 2». Для оформления «правильного решения» Минприроды оперативно разработало законопроект и отправило его на утверждение по сокращению сроков проведения экологической экспертизы с 4-х до 3-х месяцев путем уменьшения подаваемого на рассмотрения объема проектной документации.

Так что «все схвачено, за все заплачено», как поется в одной небезызвестной песне.