Ведущие европейские страны обсудили Сирию. Или Нормандию?

Призыв Совета Безопасности ООН от 24 февраля к прекращению на месяц в Сирии боевых действий всеми участниками вооруженного конфликта, как и следовало ожидать, тут же утонул в новых боевых действиях.

До нарушения резолюции ООН МИД РФ успел оперативно отметить важность принятия Совбезом более оптимальной схемы прекращения конфликта. Нереалистичная, предлагаемая ярыми противниками президента Сирии Ассада альтернатива окончательно отброшена в сторону. Но, как показывает многолетний опыт мировых конфликтов, на подписанные бумаги с призывами и воззваниями террористы никогда внимания не обращают. Таким образом, все усилия России в попытках остановить войну в Сирии новыми мирными подходами разбились о реалии — вывод ограниченного контингента российских войск из этого региона оказался преждевременным. Нечто подобное относится и к войне на Донбассе, где никакие буксующие Минские соглашения не уберегают местных жителей от встречи с собственными смертями от обстрелов ВСУ. Раз альтернативы Минским соглашениям, значит, нет альтернативы мирным переговорам по Сирии. И вот новые встречи, новые переговоры. Президенты России, Германии и Франции обговорили сложившуюся обстановку в Сирии. Пресс-служба Кремля сообщает суть переговоров следующим образом: «Выражено удовлетворение тем, что, благодаря совместной конструктивной работе, удалось согласовать и принять 24 февраля резолюцию Совета Безопасности ООН 2401». Стороны подчеркнули необходимость продолжать общие действия для достижения «полной и скорейшей имплементации» требований резолюции. Почему использован иностранный термин «имплементация» при наличии русского аналога, не суть важно. Главное другое. Совсем недавно в отечественных СМИ торжественно объявлено о победе над терроризмом в Сирии и о почти полном окончании войны. Реалии оказались менее бравурны. Сторонники свержения Ассада и силы, за ними стоящие, так не считают вовсе и на деле подтверждают свою позицию. А она — на расстоянии полета мины до центра Дамаска.

Впрочем, каким образом участвуют Франция и Германия в умиротворении враждующих сторон, отмечают в московской инвестиционной компании ООО «Тикер Инвест», хорошо известно. Например, в октябре-ноябре 2015 года французским авианосцем «Шарль де Голль» принято символическое участие в борьбе с запрещенными в России исламскими террористическими организациями «ИГ» и еже с ними, воюющими в Сирии на стороне противников законной власти. После весьма короткого перечня успешных атак на малозначимые объекты авианосец в начале декабря отозвали в нейтральные воды Средиземного моря под благовидным предлогом замены дежурившего там американского аналогичного судна. В итоге Россия вновь осталась среди европейских государств в одиночку отстаивать настоящий мир на сирийской земле.

В дальнейшем участие стран-членов НАТО непосредственно в связке с Россией не проводилось. Зато на дипломатическом поприще оно весьма активно. Например, отмечают в «Тикер Инвест», на 27 февраля намечена встреча глав МИД России и Франции по очередному обсуждению ситуации в раздираемой войной Сирии, на Украине и на Корейском полуострове. Как подчеркнули в российском ведомстве, «российско-французские отношения характеризуются интенсивным диалогом на высшем и высоком уровне». На этом, пожалуй, сирийский вопрос для французов и заканчивается. И поддержка российского варианта резолюции по месячному перемирию вокруг Дамаска — яркое тому подтверждение. Однако не следует забывать о проамериканской позиции Франции по отношению к легитимной сирийской власти. Так, в 2012 году представители этой страны внесли резолюцию в Совбез ООН с требованием немедленной отставки действующего президента Сирии либо на сложение его армией оружия.

Но и на этом участие наследников Шарля де Голля не ограничивается. Активно противодействующая Ассаду военизированная группировка «Группа друзей Сирии» получила весьма серьезный военный опыт, благодаря катарским, британским и французским инструкторам. В конце того же 2012 года Франция участвовала в формировании прозападной Свободной сирийской армии.

Через год президент Франции вновь призвал Ассада уйти, голословно обвинив его в бездействии против экстремистов. Пока он у власти, мирного разрешения конфликта быть не может, говорил тогда мсье Олланд.

Новым президентом Макроном продолжена политика своего предшественника. В приоритетах — поставка гумпомощи, борьба с запрещенными в России, но действующими в Сирии террористическими организациями, возврат к переговорам на условиях НАТО, ибо поддержка умеренной оппозиции — конек французской дипломатии. В неизменности следования приоритетам заокеанского начальства являются намерения Макрона побомбить армию Ассада, если вновь всплывут к нему обвинения в применении химического оружия. Заявление прозвучало в середине этого месяца, отчего следует ждать скорого американского обвинения о новом проступке Ассада. Так что говорить о победе российских ВКС в Сирии весьма преждевременно, как и утверждать о возможности умиротворения агрессора, находящегося у самой городской черты столицы, будь то Сирии, ДНР или ЛНР. Кстати. Весьма схожая ситуация. От расположения Луганска до войск Вооруженных Сил Украины 10 км. ВСУ вообще стоят на границе Донецка. Это разграничения по Минским соглашениям. На окраинах Дамаска остались недобитые боевики, периодически обстреливающие даже посольство нашей страны. И вот на этом фоне Россия безуспешно пытается принудить конфликтующие стороны к диалогу. Но разве можно умерить аппетиты нападающих, если они через прицелы видят центральные купола? Ответ для здравого смысла очевиден.

В ноябре 2012 года воюющая оппозиция, поддерживаемая Западом, объявила о желаниях Франции и Германии обеспечить ее вооружением, если та объединится в единое целое из разрозненных сил. А в мае 2013 года Евросоюз, читай — Германия, не стал продлевать запрет на поставку оружия противникам Ассада, при этом параллельно ввел против законной армии военное эмбарго. Что же касается непосредственного принятия участия в вооруженном конфликте, то, в отличие от Франции, немецкие ВВС «лишь выполняют» небоевую поддержку бомбардировок на территории Сирии. Это выражается в виде дозаправки самолетов НАТО в воздухе и разведывательных полетах над Сирией.

Относительно дипломатических высказываний, то позиция Германии ничем не отличается от французской или американской. Ассад должен уйти, после чего вооруженный конфликт в Сирии рассосется сам собой. Параллельно этим требованиям неизменно звучат призывы к России и Ирану отстраниться от законного правительства и молча наблюдать падение действующего сирийского президента.

Таким образом, переговоры по Сирии ни с Меркель, ни с Макроном ничего нового дать априори не могут, ибо их роль мала на фоне влияния США по сирийскому конфликту. А резолюции Совбеза ООН для террористов никогда не были писаны. Поэтому страны-сателлиты НАТО с легкостью могут соглашаться на что угодно. Иное дело — Украина.

Здесь, в отличие от Сирии, Франция и Германия — официальные участники нормандского формата по умиротворению конфликта на Донбассе. И новый закон Украины о силовой реинтеграции этого региона в состав Украины с обозначением нашей страны как агрессора действительно требует обсуждения с этими участниками нормандских встреч и проведения переговоров по дальнейшим совместным действиям «гарантов». Поэтому только что озвученный пресс-службой Кремля доклад Президента России главам Франции и Германии о российской операции по эвакуации мирных жителей из-под Дамаска кажется мало правдоподобным, ибо этим странам эвакуация каких-то там жителей весьма и весьма безразлична.