Денежная реформа 1998 в России — есть, что вспомнить

01 января 1998 года началась очередная денежная реформа в России. Пока она является крайней или последней, кому как нравится. Реформирование денежной системы планировалось провести в течение всего 1998 г., но растянулась она вплоть до начала 2000-х годов.

А вообще с 1991 года и до наших дней история страны российской оказалась крайне насыщенной. С одной стороны, наше государство потеряло множество козырей своей внешней, внутренней политики, неоднократно менялся ее имидж в глазах как самих граждан Российской Федерации, так в умах бывших ее союзников и друзей на мировой арене — от некогда полного забвения своего величия до весьма мощных прорывов к лидирующим позициям, и все это за крайне короткий срок нашей истории. Причем такое уже было неоднократно. Достаточно вспомнить подъем экономики государства в 1920-1930 годах, в сороковых и семидесятых годах прошлого века. И вот, похоже, новый подъем экономики, вполне закономерный, но совершенно неочевидный, если учесть, что деноминация рубля 1998 года задумывалась в одних условиях положительного развития нашей страны, а пришлась на абсолютно иные, кризисные условия все того же 1998 года. Поэтому наступивший год примечателен двумя основными и весьма приснопамятными событиями — несвоевременной денежной реформой и дефолтом. Уж если что и вспоминать в эти два 20-летние юбилея, то сразу следует оговориться, все в мире взаимосвязано, а что и произошло, его уже не изменить. В конце концов, нашу экономику после этого трясло и не раз, но вот, глядя на денежные купюры в кошельке, и не подумаешь, что их дата разработки, 1997 год, о себе мало что говорят. А вот 1998 год, о, это что-то. Уметь надо было!

Не без ошибок, конечно. Путь любого человека тернист, один спускается на самое дно, другой выкарабкивается наружу. Так точно и с государством, потому что оно — это люди, с кошельками в кармане или без них.

Еще 4 августа 1997 года бывшим президентом Российской Федерации Ельциным подписан Указ насчет изменения нарицательной стоимости российских денег и масштабов цен. Согласно нему все изменения вступали в силу с самого первого дня последующего года. Принцип обмена денег состоял в его тысячекратном уменьшении номинальной стоимости. Вот и получилось, что деньги 1997 года, а реформа 1998-го.

Кстати, эта весьма незаурядная шутка истории так же криво повторилась еще раз, в 2014 году. В тот год, развивая свою внутреннюю и внешнюю политику на сближение с Россией, госбанки ЛДНР ввели на своей территории хождение российского рубля одновременно с украинской гривней. После этого в местном народе поползли привносимые с Украины слухи об уже неиспользовании в самой России этих денег и попытке их сбыта на неподконтрольной Киеву территории. Бурное обсуждение в соцсетях этих слухов быстро опровергло такую провокацию украинских спецслужб.

Но это все было потом, а пока, в 1997 г., российское правительство неожиданно увидело рост экономики своей страны по сравнению с 1996 годом. Именно первые поползновения смены длительного спада экономики России в некоторый подъем, начало роста ВВП, стабилизация курса рубля, оживление производства, товарооборота и некоторые положительные моменты в динамике роста благосостояния граждан, следует повториться, все это только приобрело первые тенденции, еще неустойчивые, легко ранимые, а Центробанк уже нашел великолепный повод организовать денежную реформу в государстве. И спешка совсем скоро громко аукнулась по всем, пройдясь чередой увольнений в аппарате управления страной, опустевшей казной и доходами простых граждан. Как потом оправдывались некоторые горе-реформаторы, никто не мог предвидеть последующий дефолт государства, вызванный мировым кризисом.

А вот анализ той ситуации прозвучал и на десятилетний юбилей денежной реформы, в 2007 году. Тогда по этому поводу критически прошелся заместитель комитета Государственной Думы по банковскому сектору экономики П.Медведев. Выражая свое мнение о деноминации рубля и стоимости товаров, он констатировал, что затея Центробанка удалась лишь наполовину, не до конца. Если верить ему, при отработке проекта указа Ельцина он предлагал уменьшить стоимость не в тысячу раз, как предлагал ЦБ РФ, а еще в десять раз больше. Однако, сетовал депутат, к его словам не прислушались по одной лишь простой причине, все поделить проще показалось на тысячу, чем на десять тысяч. Но с момента реформы прошло десять лет, и вот Медведев вновь предлагал провести реформу, уменьшив рубли в сто раз. С его слов, такая необходимость назрела после обесценивания купюр выпуска 1997 года в результате финансового кризиса 1998 года. Правда, сам же он и соглашается, уже поздно. Никто на такую реформу уже не пойдет, но если бы его послушались в 1997 году, то сейчас бы до сих пор сохранились копейки, а цены не были бы такими длинными, как они оказались к 2001 и 2006 годам, показателем чего стал дополнительный выпуск в обращение купюр номиналом 1000 и 5000 руб. соответственно.

Но благие намерения, зревшие в 1997 году и выразившиеся реформой 1998-го, тогда на такие «мелочи» внимания не обращали. Если проследить официальные заверения Правительства и Центробанка, то главенствующим принципом урезания трех нулей на хрустящих бумажках являлся новый курс государства на укрепление позиции рубля на внутренней и мировой арене с постепенным отходом от обращения иностранных валют на территории России. Однако помимо этих объяснений ряд экспертов увидели в денежной реформе 1998 года и еще много чего интересного.

Прежде всего, введен налог на покупку иностранной валюты на уровне полпроцента. Но это на поверхности айсберга, а под водой руководство страны, путем обмена старых денег на новые, отслеживало пути перемещения нелегальных сбережений граждан и юридических лиц. Под это дело был создан специальный комитет, официально занимавшийся отслеживанием хода денежной реформы, невольно продлившейся вплоть до 2002 года. Дело оказалось нужным, ибо выяснилось, что 40 % денег обращались, вообще минуя финансовые организации страны, то есть были не легализованными.

Кроме этих факторов Центробанку и Минфину реформа дополнительно помогла удерживать инфляцию. По крайней мере, до наступления кризиса в экономике. Так, в период обмена 1998 года вышел запрет как на округление изменяемых цен товаров в большую сторону, так и просто завышать цены. За этим следил все тот же вышеназванный комитет.

Ну и еще один довод виделся в пользу деноминации рубля. Тогда планировалось насытить страну денежной массой без увеличения инфляции, ведь отток российской валюты продолжался с 1991 года. Например, с 3-го квартала 1998 года по начало 2000-го задолженность по зарплатам бюджетникам уменьшилась в три раза, а бюджет на 1999 год включал в себя дефицит бюджета 2,5 % ВВП, тогда как в год реформы он составлял 4,7 %. Однако дефолт всю эту радугу подмочил. Так, курс национальной валюты с момента урезания нулей до окончания кризиса упал с шести до 21 руб. за доллар. Россия свалилась до уровня крупного должника в 220 млрд. долл., это 147 % ВВП страны того периода. Не смотря на уменьшение задолженности по зарплатам, бюджетники недополучили 300 млрд. долл. или 200 % ВВП страны. А западные аналитики нашли в своих банках 1,2 триллиона долларов, выведенных из России, это восемь ВВП тогдашней России. Интересно, как сейчас обстоят эти показатели с момента окончания кризиса, Запад цифры не приводит.

Так что денежная реформа 1997-1998 годов хоть и знаковая, но далеко не однозначная. И как отмечено остряками, копейка рубль больше не бережет, теперь его бережет Центробанк. Не в рифму, но факт налицо, точнее, на купюре.