В 2017 году ЦБ РФ введет новую систему!

Реформа банковского сектора экономики России, судя по всему, продолжает идти полным ходом. И в этом 2018 году остановок в этом плане не предвидится.

Главным генератором финансовой реформы государства, безусловно, является Глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина. Однако все ее намерения были бы тщетны, не будь у нее мощнейшей поддержки со стороны Президента и Правительства. Немаловажную роль в этом сыграло и мнение двухгодичной давности Главы ПАО «Сбербанк России» Германа Грефа, назвавшего в декабре 2016 года действия Набиуллиной хоть и болезненными, но в корне правильными. А для этого следует привести некоторые цифры. Если с 1991 года по настоящий момент прекратили свое существование 2598 финансово-кредитных организаций, то за время правления нынешней Главы Центробанка, с 24 июля 2013 года, отозвано лицензий у 350 банков. Если до нее исчезали в среднем 107 банков в год, то Набиуллина ежегодно «рихтовала» приблизительно такое же количество банков. Таким образом, ее правление ни круче, ни мягче. Например, в 2016 году отозвано лицензий у 103 банков, а еще у 14 финансовых организаций лицензии аннулированы. В прошлом 2017 году ликвидировано 63 банка и независимых коммерческих организаций. Причем третий квартал этого года и половина четвертого вообще оказались самыми спокойными для банковского сектора экономики. И как сама прокомментировала эту ситуацию Глава Сбербанка, российское законодательство и ее действия достаточно щадящие, если сравнивать с Западом. Не мудрено, историки утверждают, даже царь Иван Грозный оказался агнцем на фоне живодерства инквизиции Средневековой Европы. И лучшие традиции России продолжаются до сих пор. Вот и новые известия тому явились подтверждением. Во-первых, в планах Набиуллиной ввести альтернативу отзыву лицензии выписыванием штрафа, а во-вторых, оставшиеся в живых банки, а их менее шестисот, планируется распределить в две когорты в зависимости от нововводимых двух видов лицензий. Впрочем, уверяет Глава ЦБ РФ, этот процесс займет весь 2018 год и полнокровно вступит в силу лишь в начале 2019 года. Есть и другие изменения, например, об упрощении контроля над валютными операциями организаций с заграницей. Так что реформа государства в самом разгаре.

Если же вернуться к животрепещущей теме сохранения оставшихся банков, то, как сообщила Набиуллина, идея лицензирования финансово-кредитных организаций по-новому возникла еще с лета прошлого года и обрела осязаемый вид к концу 2017 года. В ее принцип положен уровень капитала, имеющийся «за душой» у каждого банка. Отчего теперь каждый из них получит либо базовую, либо универсальную лицензию. Первичное разрешение носит название «базового» и будет распространяться на капитал организации от трехсот миллионов рублей до одного миллиарда. Свыше 1 млрд. может быть выдан «универсальный» документ. Но это будет происходить «не автоматом», поясняет руководитель ЦБ РФ, а путем проверки на соответствие новым требованиям. И никаких предвзятых отношений то ли к частному, то ли к государственному банку здесь не будет. Задачи сделать из банковского сектора экономики России сплошь госструктуру вопрос на повестке дня не стоит. Хотя, в условиях ужесточения антироссийских санкций и отсутствия перспектив их смягчения, такой шаг мог быть вполне адекватным ответом на консолидацию усилий государства для своего выживания. Подобных примеров достаточно даже в истории США. Но чистка банковского сектора и устранение слабых звеньев в ее цепи — процесс вполне обоснованный и закономерный, считает Набиуллина. И это позволит повысить устойчивость экономики России и ее сопротивляемость козням неутомимых противников.

О том, что банковская система нашего государства крайне неоднородна, при этом на всем этом поле действуют одинаковые для всех игроков условия и законы, руководитель Центробанка говорила давно, как и то, что с этим надо что-то делать. Так, малым частным финансово-кредитным организациям крайне тяжело конкурировать с крупными банками, будь они полностью частными или с долями государства. При этом регуляторное давление на них точно такое же, как для крупнейших банков, что несправедливо с точки зрения логики и неуместно с точки зрения их финансовых возможностей влиять на собственную ситуацию спасения. А потому одним надо облегчать условия существования, а для других — оставить прежними, вполне ныне действенными. В случае введения двухуровневой системы лицензирования малые кредитные организации окажутся более устойчивыми и способными обслуживать малый и даже средний бизнес в России.

С помощью пропорционального регулирования, убеждена Набиуллина, снижаются риски, которые берут на себя малые банки. При этом к ним планируется применять более щадящие нормативные требования, что повысит их конкуренцию.

Теперь по сути изменений. Базовая лицензия, помимо ограничений в размере капитала, ограничивает малым региональным банкам проводить некоторые финансовые операции. Например, по выдаче того или иного объема иностранной валюты, в размере кредитования частных лиц, малых предпринимателей и среднего бизнеса в рублях, а также в снижении уровня страхового фонда своего капитала. Кстати, из-за его уменьшения ниже установленного Центробанком уровня приостанавливались лицензии многих банков. Кроме этого, облегчается финансовая отчетность, реже или менее объемными становятся проверки главного регулятора. Для банков с универсальной лицензией, по сути дела, ничего не меняется. За ними остается право кредитовать крупный бизнес, проводить сделки с заграницей, оставаться в списках системно значимых для государства банков. Однако перелицензирование, начинающееся в этом году, по сути дела, проверять финансовое состояние будет если не с нуля, то, по крайней мере, не менее строго, чем было в прошлые годы.

Если банк с базовой лицензией, уверяет Набиуллина, готов предоставить свою финансовую отчетность и доказать наличие у него капитала свыше одного миллиарда, то он может претендовать на получение более высокого, универсального допуска. Ограничения тоже есть. Если капитал «базового» банка превысит 3 млрд. руб., ему меняется в обязанность подать заявку на получение «универсала».

Уже сейчас замглавы Центробанка В.Поздышев считает, что перед такой дилеммой встанут 200 банков из ныне действующих пятисот двадцати. А вот в сертифицированном российском рейтинговом агентстве «Эксперт РА» уверены, что универсальных банков окажется около 80 процентов. Не обошли стороной эти новости и иностранных экспертов. Все то же вездесуще настырное американское «Moody’s» в лице своего филиала в Москве вообще считает, что базовых банков окажется всего один процент.

По новой реформе место под солнцем окажется не только для банков. Независимые кредитные НКО и микрофинансовые МФО организации продолжат свое существование при наличии капитала до 90 млн. руб. и до 300 млн. руб. соответственно.

Вот с такими новостями наши банки встречают 2018 год.