Турция и Россия: мир?

Разбитую турецкую чашку склеить можно, но трещина все равно останется навсегда...
24 ноября 2015 года стало датой, делящей время на «до» и «после». Именно в этот день вместе с жизнью командира экипажа российского бомбардировщика Олега Пешкова разорвались, казалось бы, очень крепкие и надежные нити — связи России и Турции. Инцидент, произошедший в районе турецко-сирийской границы, с российским бомбардировщиком Су-24, сбитом турецким истребителем F-16C, запомнят навсегда не только жители этих двух стран, но и вся мировая общественность.

Трагедия семьи, трагедия страны изменила кардинально диалог Москвы и Анкары. И сколько бы встреч на высшем уровне не происходило, эта рана будет всегда кровоточить, напоминая о погибшем летчике, которому так и не исполнилось 45 лет....
Российско — турецкие дипломатические отношения зародились более 300 лет назад, хотя если посмотреть еще глубже, то двусторонние межгосударственные связи насчитывают более пяти веков. Турция была для России своей. Наши граждане ездили туда отдыхать, предпочитая турецкий берег нашим курортам. Мы были там как дома и чувствовали, что нас ждут, нам рады. Торговые отношения с Турцией исчислялись миллиардами долларов. Турция являлась пятым по величине торговым партнёром России. Отмена визового режима, на очереди подготовка соглашения о зоне свободной торговли и ..... в один момент все оборвалось. Почему, зачем, кому-то было нужно?
Напряженностью в отношениях повеяло еще в конце сентября 2015 года, когда российская военная компания в Сирии только набирала обороты. Видимо у Турции на Сирию были свои планы, в которых Россия была лишней. Но открыто об этом заявлять, естественно, никто не посмел. Но нарастающее недовольство не могло копиться вечно и должно было прорваться наружу, что собственно и произошло.
Реакция Москвы была жесткой и незамедлительной. Эрдаган вряд ли ждал такого разворота событий и не принял ситуацию всерьез, воздерживаясь от комментариев и откладывая с принесением извинений в адрес нашей страны. Тем хуже стало для него. Поскольку Россия никогда не прощает нанесенной смертельной обиды. Турция получила сполна, начиная от ограничения политических контактов до отмены безвиза, прекращения авиасообщения и похорон туристического бизнеса.
Российско-турецкий диалог оказался заморожен на долгих девять месяцев.
Попытки Эрдагана оправдать произошедший инцидент ни к чему хорошему не привели, а только усугубляли конфликт. Действия Турции Путин охарактеризовал, как удар ножом в спину и никак иначе. И даже доводы турецкого президента о том, что российский бомбардировщик нарушил турецкое воздушное пространство, приняты не были, поскольку не имели никакой доказательной базы, одни пустые разговоры и ни одного факта.
Руководство Турции то и дело путалось в показаниях. Премьер-министр Турции в начале конфликта заявил, что лично отдал приказ об уничтожении российского бомбардировщика. А когда скандал набрал бешеные обороты, то пришлось «включить заднюю», ссылаясь на невозможность отдать приказ за 17 секунд, отведенных на принятие решения об уничтожении противника.
Не стоило сомневаться, что Турция позднее не раз пожалела о принятии скоропалительного решения, которое привело к трагедии, но было слишком поздно. Москва включила свою «холодную машину мести» и четко, хладнокровно и тактично стала наносить Турции «ответные удары» по всем фронтам.
Ряд санкций были введены в самых различных сферах от военной, до торговой и политической.
Однако Москва не привыкла сжигать за собой мосты и оставила тропинку, по которой Анкара могла выйти на новый уровень отношений. Ею были выставлены три условия, выполнение которых возможно привело к возобновлению двустороннего диалога.
Этими тремя условиями должны были стать:
1. Принесение официальных извинений за произошедшую трагедию.
2. Установление круга виновных лиц и привлечение их к ответственности.
3. Выплата компенсаций.
Более полугода Эрдоган собирался с мыслями, чтобы понять допущенную ошибку и оценить в полной мере последствия предпринятых Россией санкций. Со стороны посредников в лице президентов Азербайджана и Казахстана были неоднократные попытки помочь в составлении письма с извинениями. Лишь 27 июня 2016 года личное послание Эрдогана с извинениями дошло до нашего президента. Турецкий президент сожалел о произошедшем и приносил глубокие соболезнования семье погибшего российского пилота. Россия сочла эти извинения приемлемыми. Однако это единственное, что было предпринято турецкой стороной.
Установление круга виновных лиц и привлечение их к ответственности остается нерешенной задачей. Разбирательства были начаты, но до сих пор не завершены. И компенсацию, предусмотренную родным и близким, пострадавших в результате инцидента с Су-24 так никто и не выплатил. Сложно пытаться построить отношения заново на фундаменте, который весь в трещинах.
Но Анкара предпринимала попытку за попыткой восстановить испорченные отношения и преодолеть последствия кризиса. И худо — бедно у нее получилось залатать дыры, пробитые пулями два года назад.
По мнению научных сотрудников различных российских учреждений, вывести отношения на прежний уровень задача для Турции практически невыполнимая, особенно в политической сфере. Можно сколько угодно говорить об экономике и ее перспективах, строить новые планы и совместно их реализовывать, но Москва всегда будет помнить о самом настоящем предательстве, которому нет оправдания.
В свою очередь Турция вынуждена идти на поклон к России, поскольку вся Турецкая экономика зависит от малого и среднего бизнеса в большинстве своем завязанного на России. Нормализации отношений России и Турции важна для Эрдогана, поскольку он не планирует уходить с поста, а остаться без поддержки электората, чей бизнес зависит напрямую от отношений с Россией, он не намерен.
Отношениям быть, но какими они будут прогнозировать очень сложно. Сирийский вопрос не закрыт окончательно, а значит расслабляться слишком рано.