Джон Хантсман выписал рецепт для России

Недавнее интервью посла США в России, которое он дал газете «Ведомости», коснулось «больной» для всех темы — проблемы Донбасса и урегулирования ситуации на Украине. По его мнению, восстановление доверия между Москвой и Вашингтоном невозможно без урегулирования ситуации на Украине. Украина — это тот связующий мост, который необходимо восстанавливать, чтобы сблизить Россию и США. Позитивные подвижки в данном направлении могут стать глотком свежего воздуха в двусторонних отношениях Москвы и Вашингтона.


Фигура Хантсмана на посту посла США в России была очень спорной. Многие недоумевали, как Трамп мог пойти на такой шаг. Отношения Трампа и Хантсмана никогда нельзя было назвать теплыми, дружескими, доверительными и даже деловыми. Они всегда были конкурентами и недолюбливали друг друга, а порой и жестко критиковали. Поэтому появление Хантсмана на посту посла да еще и России, с которой у Америке довольно напряженные отношения, для многих стало большой неожиданностью.
Ранее Хантсман работал в дипслужбе Сингапура и Китая. Это довольно непростые партнеры для США, но Джон сумел с ними сработаться. Именно за эти заслуги его и направили поработать в России. С одной стороны Россия — идейный враг США и противостояние двух стран сегодня не ослабевает. С другой стороны, несмотря на жесткие политические и экономические санкции, Россия остается экономическим партнером для Америки. И в этом ракурсе послу США нужно быть достаточно обходительным и гибким, чтобы не разрушить то, что еще сохраняется между нашими странами.
Одной из причин осложнения взаимоотношений США и России Хантсман называет предпринятые попытки русских вмешаться в президентские выборы в США. Спецслужбы Соединенных штатов в унисон представляют теории, как это могло быть, однако, не имеют на руках ни одного весомого доказательства. Помимо своих догадок и домыслов, спецслужбы привлекли соцсети, чтобы те проводили собственные расследования в рамках рекламного политического контента. Результат был получен тот же. Много текста, а доказательств как не было, так и не появилось.
Но истоком возникновения недоверия, недовольства и прохлады в отношениях между нашими странами — стала все-таки ситуация на Украине. И ее урегулирование должно привести к «потеплению» отношений. Хантсман готов работать в данном направлении, осознавая реальную возможность это сделать. Он считает, что принятие предложения возглавить посольство для него, как руководство к действию, а не простая констатация факта замены одного игрока на другого.
В конце сентября прошло его официальное назначение, а уже 2 октября его принимал в Москве Владимир Владимирович Путин.
Отношения между США и Россией Хантсман считает уникальными. Говоря, о своем решении согласится на должность посла в России, он заверяет, что если бы речь зашла о какой-то другой стране, то возможно его решение было отрицательным. Восстановление уровня доверия и налаживание партнерских отношений — это определенный вызов для дипломата, который он воспринял как честь после пребывания в Китае на должности посла. Не секрет, что Китай, как и Россия очень нужный, но в то же время осень непростой партнер для США. И быть послом в Китае очень ответственная миссия. Поэтому круче Китая может быть только пост посла в России.
Стартовать Хантсману будет довольно сложно, поскольку на данный момент доверие между двумя странами просто на нуле. А без доверия совместная работа и продвижение вперед в отношениях, как между людьми, так и между странами невозможно.
В вопросе существования доверия к Ханстману с американской стороны, Джон замечает, что именно назначение его на такой важный, можно даже сказать стратегический пост, свидетельствует о большом кредите доверия к нему. Поэтому его цель не только постараться его оправдать, но и конструктивно поработать на этом поприще.
И подойдя к вопросу, с чего же нужно начать, чтобы в отношениях России и США началось потепление, необходимо заметить, что по спорным вопросам до сих пор нет никаких окончательных решений. Например, в деле о вмешательстве России в выборы президента США до сих пор не поставлена точка. Нет ни официально предъявленных доказательств, ни официально предъявленных обвинений. И пока следствие будет тянуться и дальше, на сподвижки в отношениях сложно будет рассчитывать.
С ситуацией на Донбассе все гораздо сложнее. Противостояние отдельных частей Украины между собой в Америке воспринимается ни как иначе, чем вторжение России в соседнее государство. Отсюда берут свои корни и многочисленные санкции, которые США вынуждены применять к России, чтобы заставить ее образумиться. Иного выхода, чем ввод миротворческих сил на неподконтрольную Киеву территорию нет. И на этом настаивает спецпредставитель США по Украине Курт Волкер. Возможно, его позиция несколько агрессивна, но, учитывая тот факт, что он представляет позицию не только свою собственную, а и сразу несколько министерств, иного выхода из кризисной ситуации не существует. Минские соглашения не работают, к сожалению, они зашли в тупик.
Еще одна тема, которую нельзя оставить без внимания — это Сирия. Долгое время роль первой скрипки в Сирии принадлежала США. Но после всем известных событий многие считают, что Путин переиграл Трампа в Сирии и теперь пальма первенства принадлежит ему. И в связи с этим Джон Ханстман замечает, что с таким подходом нельзя анализировать то, что происходит в Сирии. США не останавливала ни на минуту свою борьбу с террористами и сейчас не намерена это делать. То, что Путин сейчас проводит очень интенсивную дипломатию, свидетельствует о том, что он предпринимает всяческие меры по восстановлению мира на этой земле. Таким образом, каждая из стран, и Россия, и США выполняют каждый свою миссию и достигают поставленные ими цели.
Миссия посла достаточно сложна, кто и что бы об этом не говорил. Нужно уметь не только балансировать на гране обоюдных интересов, но и принимать самостоятельные решения, а это порой не менее ответственно, чем быть на посту самого президента.
Сейчас сложно говорить, какими будут российско — американские отношения ближайших лет, но хочется надеяться, что за зимними холодами наступит долгожданная оттепель.